О развитии военного дела в России до начала XX века

Понятие «военное дело» имеет несколько смыслов, обозначая как само военное искусство, так и военную подготовку, обучение, военное образование, и, кроме того, вопросы военного строительства, которым посвящена данная статья.

Эволюция термина «военное дело» тесно связана с государственными преобразованиями и социальными процессами. На протяжении многих веков, со времени расселения восточных славян, шел естественный процесс эволюции общественного устройства от племенного уклада до возникновения государственных образований, стимулировавшийся внешними немирными взаимоотношениями с соседними государствами на северо-западе, западе, юге, юго-востоке. Сначала первобытные люди учились силе и ловкости в противостоянии с окружающим их миром, что сопровождалось распространением лука, копья, дротиков, формированием культа физической силы. Затем родоплеменные образования решали проблемы защиты своих территориальных интересов и обычаев.

 

 

Позднее княжеская дружина и городское ополчение не только выполняли защитно-оборонные функции, но и совершенствовали способы военных действий, развивая искусство построения войска, тактику ведения боя, вооружение. В Киевской Руси большая роль принадлежала городам, как торговым центрам и центрам оседлости военного класса и землевладельцев. В отличие от Запада, где жившие в деревнях крестьяне, составляли основную массу воинских формирований, на Руси основу войска составляло городское население, что делало связь между городом и деревней минимальной. Это, разумеется, имело своим следствием слабую военную организацию. Тем не менее, княжеские дружины, составлявшие основу войска, имели воинов с высокими боевыми качествами и обладали достаточно хорошей для того времени организацией, сплочённостью и мобильностью. Например, князьям Олегу, Святославу и др. удавалось успешно вести боевые действия и осуществлять славные походы против Византийской империи. Результатом являлись выгодные для Киевской Руси договоры с императорами.

 

Первым серьёзным испытанием для русской государственности явилось татаро-монгольское нашествие. Азиатские орды представляли собой более сплоченную воинскую массу и превосходили русских дружинников по численности. Однако наши предки сумели извлечь уроки и даже перенять у Востока некоторые приемы: ведение боя из глубины (зачатки эшелонирования по глубине), расчленение армии на большой полк, авангард и резерв, организацию легкой конницы и восточную дисциплину. Как говорилось выше, борьба с азиатами выявила главный недостаток: слабость городов, лишенных прочных связей с деревней. [1] Основной же причиной военных поражений, на наш взгляд, явилась феодальная раздробленность Руси.

 

После усвоения опыта кочевых народов Востока, войны XVI-XVII веков актуализировали проблему заимствования опыта европейских государств. В XVI веке Московское государство столкнулось с наемными войсками Запада. В Европе уже использовались организованные части пехоты и кавалерии. Против этого московские войска оказались бессильными в Ливонской войне. Поэтому все усилия экономики русского государства были направлены на усиление военной мощи. Привлекались и иностранцы: с помощью немцев, например, осуществлялся набор наемников за границей. Но и здесь Москва столкнулась с трудностями: государственная казна не могла выделить на содержание иноземных полков достаточное количество денег, вследствие чего начался развал дисциплины и понизилась боевая ценность войск. [2]Стало понятно, что эффективнее было бы обучить русских людей иноземному строю. Наш командный состав существенно отличался от западного образца: московские помещики не были заинтересованы в получении более высокого воинского звания – награды за это не полагалось, а обязанностей становилось больше. Вследствие этого, появилась необходимость реформы. В 1681 году служилые люди высказались за уничтожение местничества и за распространение европейских чинов на все виды русских вооруженных сил.

 

 

Переломным по многим направлениям стал XVIII век. На первом месте, безусловно, стоят военные реформы Петра I. Благодаря этим реформам  сложилась регулярная русская армия, в которой основную массу войска составили крестьяне-рекруты, а их командирами были представители дворянства. Крестьянство стало основным ресурсом военной массы.  В 1716 году, был издан «Устав воинский», просуществовавший более 150 лет. Этот устав требовал от офицеров активности и самостоятельности, а от солдат дисциплины и исполнительности.  Петр I провел резкую черту между солдатом-крестьянином и офицером-дворянином. Для подготовки офицерских кадров начало развиваться военное образование. Офицеров для русской армии готовили в двух школах Бомбардирской (артиллеристов) и Преображенской (пехотинцев). Позже появились и морские, инженерные, медицинские военные школы. Готовивший для русской армии офицеров Кадетский корпус выпускал не только военных, но и просто образованных людей. Там изучались логика, красноречие, начальные основы математики, священная и светская история, физика, астрономия, география, танцы, военное искусство, химия, верховая езда и фехтование. То есть выпускники наряду с военным получали и  общее образование. В 1753г. граф Пётр Шувалов предложил основать военную академию для развития военных наук. Академия основана не была, но идеи Шувалова легли в основание устройства Артиллерийского и Инженерного Шляхетского корпуса. К концу XVIII века офицеры представляли наиболее образованную часть дворянского класса и по общей подготовке превосходили западноевропейских офицеров. Одновременно с созданием регулярной армии, продолжается строительство русского флота. До 1702 года, в Воронеже было построено 28 кораблей, 23 галеры и множество мелких судов. Судьба Азовского флота печальна; частично корабли были проданы Турции, частично уничтожены. Однако уже в 1703 году на Балтике будет построена крупная верфь – Олонецкая. К середине Северной войны на Балтике уже будет русский флот, состоящий из 22 кораблей, 5 фрегатов и множества мелких судов, лодок. К концу правления Петра Великого на Балтике будет 32 линейных корабля, 16 фрегатов и 85  галер. Численность русского флота будет составлять порядка 30 тысяч человек.

Конечно, перелом в военном деле в России, не создал идеальную армию. Даже блестящая победа русских под Полтавой в 1709 г. была одержана больше за счет стратегии, и в меньшей степени за счет тактики – «армия под Полтавой еще не научилась маневрировать в поле», пишет историк военного искусства А.А. Свечин (Эволюция военного искусства).[3]

 

 

Следующим этапом в развитии военного дела стали изменения в конце XVIII столетия, осуществленные князем Потемкиным-Таврическим, фаворитом Екатерины II, который с1772 г. руководил военной коллегией. С именем Потемкина связаны изменения, направленные на гуманизацию, демократизацию военного воспитания: в армии была введена разумная дисциплина, офицеры стали защитниками и друзьями солдат. Была изменена форма одежды: отменены букли и парики, облегчено снаряжение, рационализирован покрой мундиров. Потемкин ввел двухшереножный строй, увеличил количество егерной пехоты и уделил особое внимание развитию легкой конницы: были отменены кирасы и облегчено снаряжение (для лёгкой кавалерии).

Программа кадетского образования усиливала значение общеобразовательных дисциплин, а обучение военному делу предпочитала осуществлять на практической службе. «Александр Великий, Цезарь и множество других в наши дни видимых примеров свидетельствуют, что к произведению войны со славой надлежит быть искусным и в прочих знаниях» — считал один из реформаторов образования в XVIII в. И.И. Бецкой.

А.А. Свечин оценивал ситуацию в создании отечественной военной школы в XVIII веке и в последующие времена как лидерство по сравнению с Западом: «Тогда как на Западе кадетские части являлись почти простым строевым соединением, где дворянская молодежь получала только строевую подготовку, в России, в 1766г. Шляхетский корпус (впоследствии 1-й кадетский) был переделан как общеобразовательное учреждение».

О высоком уровне образования выпускников военных училищ можно судить по известным нам офицерам-декабристам, составлявшим целую фалангу творческих личностей, способных обогатить отечественную и мировую культуру в различных областях. Об этом говорят социально-политические программы П. Пестеля и Н. Муравьева, блестящие произведения литературы – стихи, мемуары, исторические очерки.

Отбывая сибирскую каторгу, они внесли важный вклад в создание передовых общеобразовательных школ в Сибири. Один из участников заграничных походов 1813-1815 гг. будущий декабрист Михаил Сергеевич Лунин покорил своей эрудицией Сен-Симона – одного из основоположников идей утопического социализма.

 

Во второй половине XVIII века продолжается еще одна тенденция в развитии военного дела — гуманистическая. Применительно к общественному строю, где господствует крепостное право, а условия рекрутской службы крайне тяжелы, это может быть воспринято как преувеличение, но, тем не менее, эту тенденцию нельзя не заметить. Стиль командования А.Суворова и Г.Потемкина был основан на отеческом отношении к солдатам. К этому времени относится отказ от той палочной дисциплины, которую заимствовали отечественные монархи у Запада, и более всего у Пруссии (вспомним реформы Фридриха Великого и наказание шпицрутенами). В этом деле Пугачевский бунт послужил в некоторой степени предостережением. И потому царский фаворит князь Потемкин во главу солдатского военного дела поставил воспитание.  От стойки солдата в строю Потемкин требовал «простоты и свободы и не окостеневши, как прежде было в моде»; вместо муштровки в ружейных приемах он ориентировал на обучение «скорому заряду и верному прикладу», «вихрем ходить в атаку». Запрещались жестокие наказания, побои солдат. Конечно, образцом гуманистического отношения был великий Суворов – «отец солдату». Его принципы военного действия, обучения и взаимоотношений до сих пор являются востребованными.

Эти образовательные и гуманистические тенденции до поры до времени противостояли той поре, которую в армию внесли Павел I и А.Аракчеев.

Характерный исторический факт: дух просвещения XVIII в., акценты российских реформ этого столетия в России имели своим порождением таких выдающихся полководцев, творцов военного искусства, как П. Румянцев, Ф. Ушаков, таких пассионариев, как Г. Потемкин, А. Суворов. Не следует забывать, что такая важнейшая проблема цивилизационного прогресса в России XIX в., как отмена крепостного права, была актуализирована и акцентирована офицерами-декабристами.

 

Они не все смогли: если не было ясно с освобождением крестьян, то затруднительным и для большинства неразрешимым оставалась проблема компенсации помещикам за отмену крепостного права.

 

 

 

Ход исторического процесса зависит от своевременного учета запросов времени от оптимального сочетания консервативных и революционных начал. Европе XIX в. «повезло»: составляющими процесса формирования европейской буржуазной цивилизации стали и экономические и политические процессы: развитие промышленности, технически прогресс, демократизация общественной жизни. Причем, переход от остатков средневековья к буржуазным отношениям в большинстве ведущих стран континента произошел на преобладающей революционной основе.

Ход развития России в XIX в. соединил две тенденции: в обществе нарастали демократические, национально-освободительные идеи; многократными были внутриполитические кризисы, выдвигавшие на повестку правительственные проекты реформ, но до 60-х годов рассыпались на части мелких преобразований. Расплатой за это бездействие явилась Крымская война (1853-1856гг.)

 

Важной вехой в истории военного дела в России стало время реформ в 60 -70-е годы XIX века.

Военная реформа 1874г. отменила рекрутскую систему, существовавшую с 1705г., то есть почти 170 лет. Рекрутство тяжелым бременем лежало на крестьянах: 25 лет тяжелейшей службы с жестокими телесными наказаниями. Реформа в корне изменила статус солдата: он превратился в защитника родины. Вводилась всеобщая воинская повинность, одинаковая для всех сословий. При этом появились важные социальные преимущества. Если раньше для рекрутов призывной возраст был от 20 до 34 лет и принуждал служить главных кормильцев, то новый возрастной призыв определялся в 20 лет для всех сословий. Причем действительная служба предполагала 6-летний срок, после которого они зачислялись в резерв на 9 лет. Идею действительной и резервной службы инициировал в 1807г. прусский генерал Шарнгорст. Принцип обязательного исполнения условий Тильзитского мира не позволял  увеличивать количество войск, состоящих на действительной службе, свыше 42 тыс. Но перспектива реванша, освобождения Европы от Наполеона требовала создания хорошо обученного, вооруженного и многочисленного войска, что подтолкнуло прусского генерала к остроумной мысли совмещения краткосрочной (3 года) и резервной служб.

Льгота 1 разряда предоставлялась единственному сыну или внуку у родителей, единственному брату при малолетних сиротах – братьях и сестрах.

Льгота 2 разряда предоставлялась тем, у кого были лишь братья не достигшие 18 лет.

Льгота 3 разряда предоставлялась лицам, следующим за братом, уже взятым на военную службу, хотя бы в семье были и другие братья, способные к труду.

Те, кто не пользовался льготами, признанные здоровыми и годными, должны были по жребию зачисляться в число новобранцев в порядке вытянутых номеров, пока из них не достигали известного количества призыва, ежегодно устанавливающегося для каждого округа.

Если одних безльготных не хватало для нормы, то призывались опять по жребию льготники 3 разряда, а затем – 2го. Но льготники 1 разряда могли быть призваны только по особому высочайшему повелению.

Были и льготы и по образованию. Для лиц, получивших высшее образование, 6-летний срок службы сокращался до 6 месяцев; для лиц со средним образованием – до 2-х лет, а для лиц, закончивших городские, уездные училища, 4-х классную гимназию, устанавливался 3-х летний срок.

Д. Милютин (руководитель реформы) уделял большое внимание командному составу – основной части армии. Начиная с 1861г. военный министр Российской Империи осуществил реформу кадетских корпусов: он боролся с муштрой в военно-учебных заведениях, как с препятствием для умственного развития кадет. 5 -ти классные корпуса заменялись на 7-ми классные военные гимназии, которые становились аналогами реальных училищ. Также Д. Милютин установил правило сдачи экзамена для производства в офицеры. С этой целью для подготовки к экзамену была развита сеть юнкерских училищ. Они были всесословными и восполняли пробелы образования своих воспитанников, давали военную подготовку к командованию взводом.

С уходом Д. Милютина в 1881г. в отставку реакция уничтожила военные гимназии, но воскрешенные кадетские корпуса по содержанию остались милютинскими гимназиями.

 

Отечественный офицерский корпус во второй половине XIX века формировался в условиях слабого развития общего образования и отсутствия тяготения образованной буржуазии к военной службе. Отсюда разделение на черную (4 класса) и белую кость (7 классов), что невольно вело к самодеятельности одних и ограниченности других. Полностью это раздвоение преодолели лишь после Русско-японской войны.

 

Как ни парадоксально, военная реформа 1874г. была самой гуманной из реформ эпохи Александра II. И в этом, безусловно, заслуга Д. Милютина.

 

Д.А. Милютин до 1861г. был почётным президентом Академии Генерального штаба и военно-юридической, почётный член Академии наук и академий артиллерийской, инженерной и медико-хирургической, университетов Московского и Харьковского, общества попечения о больных и раненых воинах, географического общества. В 1866г. Императорский Санкт-Петербургский университет году присвоил ему учёное звание доктора русской истории.

Он обладал не только важным опытом, но и хорошими личностными качествами. Возглавив военное министерство, Милютин получил и огромное доверие Александра II. Конечно, военной реформе сопутствовал фон, который возник после позорного поражения России в Крымской войне. Общество понимало необходимость перестройки всей армии. Заслугой Милютина явился комплексный подход к военным преобразованиям. Перестраивались все сферы военного ведомства: образование, суды, структуры военного и мирного времени (военные округа), техническое перевооружение.  С 1875    г. Милютин ввел новые правила обучения солдат, взятых на действительную службу. Их учили не только военному делу и выправке, но и грамоте. Армия сделалась своего рода школой: каждый взятый на военную службу через несколько лет возвращался обученным грамоте. Характерный факт: казалось, союзниками этих мер военного министра должны были быть руководители министерства образования, но именно министр образования, граф Толстой, выступил в Государственном Совете против льгот по образованию, а министр юстиции, граф Пален, препятствовал проведению положения о рассмотрении судом присяжных вопросов об уклонении от воинской повинности.

Но либерально-демократические тенденции Д. Милютина находили поддержку у императора, и Милютин отстоял свою реформу: провел в Государственном совете и осуществил ее, благодаря тому, что оставался министром до конца правления Александра II. Другим реформаторам это не удалось.

Эволюция военного дела в России с 60-хгг. XIXв. была тесно связана с теми социально-экономическими процессами, которые наметились в Европе в то время, и которые можно характеризовать, как модернизацию и инновацию.

Россия переходила в целом на высшую ступень рационализации труда, на более экономное расходование человеческого материала. Руководствуясь идеями либеральной буржуазии, Д.А. Милютин добился в военном строительстве того, что личный состав армии в 666 тыс. чел. в мирное время (по сравнению с 910 тыс. при Николае I) выставлял 48 пехотных дивизий вместо 29-ти.

Если учесть, что милютинская армия отказалась от крепостных рабочих военной промышленности, крепостных крестьян военных поселений, то коэффициент повышения рационализации использования человеческого труда в армии был еще выше: более чем в 2,5-3 раза. Конечно, слабость самой либеральной буржуазии в России, трудное финансовое положение и трагедия 1 марта 1881г (убийство Александра II) предопределили незаконченность предполагаемых мероприятий.

 

Естественно, прогрессивный характер военной реформы в России 1874г. мог результативно и масштабно проявиться в комплексе развития экономики, и в первую очередь таких ее составляющих, как тяжелая промышленность, транспорт, машиностроение. Тем более, что ведущие страны Европы прошли фазы промышленного переворота, и как окажется, своевременно включились в процесс реализации технического прогресса конца 19 века. Для России с ее масштабами, наличием лишь индустриальных центров в аграрной стране, создание всей системы дорог – железных, грунтовых – было первостепенной задачей. Но геополитическое положение России, ее имперский характер не предоставлял возможности длительной мирной паузы. Это и подтверждают войны с Турцией, 1877-1878гг., с Японией, 1905г. А 1 августа 1914г. Россия в союзе с Францией и Англией вступили в Первую мировую войну.

Но, пожалуй, самым уязвимым остался политический строй – стремительно падал престиж государственной власти, что негативно повлияло на ближайшее будущее страны и её армии.

 



[1] Свечин А. А. Эволюция военного искусства. Том I. — М.-Л.: Военгиз, 1928.

2 Там же.

[3] Там же.